Фармотрасль: по какому пути пойдут реформы?

News
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 10 июн 2014 20:49

Фармотрасль: по какому пути пойдут реформы?

Сообщение News » 06 сен 2014 19:27

Фармотрасль: по какому пути пойдут реформы?

Еще никогда проблема проведения тендеров в нашей стране не стояла так остро. Ситуация на Востоке со всей очевидностью показала неспособность системы работать четко, слаженно, быстро реагируя на изменившиеся обстоятельства. Сегодня волонтерская помощь лекарствами в зоне АТО намного эффективнее, чем гособеспечение. На одной из недавних пресс-конференций глава Минздрава Олег Мусий даже посоветовал раненым в зоне АТО бойцам самим покупать медикаменты, поскольку тендеры заблокированы. Вину за это он возложил на саботаж отдельных чиновников, рост цен на медикаменты почти на 60% и введение 7% НДС на лекарства.
Однако решить проблему обеспечения лекарствами локально — невозможно, поскольку фармация неразрывно связана со всей системой здравоохранения. "Лечить" надо всю отрасль.
Следует отметить, что сегодня в обществе довольно много популизма относительно миссии нового министра здравоохранения и его команды. Мы хотим сразу все изменить, в один день и одним махом. Однако для осуществления реформ необходима слаженная команда единомышленников. Именно этого и не хватает нынешнему министерству. Что мы видим сегодня? Бывшее руководство Минздрава, руками сохранивших свои посты чиновников, старается свести на нет многие попытки новой команды. Кроме того, ни одна команда не сможет добиться успеха в реформировании медицины, если в обществе отсутствует единое видение развития этой отрасли. Именно поэтому необходима слаженная работа Минздрава, Кабмина, президента и общественных организаций. Важно разобраться, в чем заключаются проблемы нашей системы здравоохранения, и каким образом их можно решить.
— Мы понимаем, что сегодня одна из приоритетных задач — это разработка комплексного документа, видения новой системы здравоохранения, — говорит заместитель министра здравоохранения Наталья ЛИСНЕВСКАЯ. — Системы, полностью отвечающей потребностям населения и государства, а также сбалансированной с точки зрения управления и обеспечения финансовыми, кадровыми и материально-техническими ресурсами. Наша Концепция отвечает общегосударственному курсу реформ и задачам, поставленным Кабинетом министров и президентом. За два месяца напряженной работы в тесном взаимодействии с экспертной средой, общественность разработала четыре редакции Концепции, которые оперативно публиковались для общего обсуждения и корректировались по его результатам. В итоге, сегодня у нас есть системное видение будущего здравоохранения Украины, согласованное с обществом и международными организациями, такими как Всемирная организация здравоохранения и Мировой банк.
Кроме того, сейчас создана Стратегическая консультативная группа по вопросам реформирования здравоохранения Украины, в нее вошли 12 экспертов из семи отечественных и пяти международных специалистов. Среди них — бывший министр здравоохранения Грузии Александр Квиташвили, бывший заместитель министра здравоохранения Украины Игорь Яковенко, международный эксперт реформирования систем здравоохранения Антонио Дюран и другие профессионалы. Группа подготовит детальный план действий по реализации Концепции, Национальную стратегию построения новой системы здравоохранения в Украине на период 2015–2025 гг.
Начиная свои реформы, наши предшественники, вероятно, основывались на рекомендациях квалифицированных экспертов, на мировом и отечественном опыте. Однако проблемой предыдущей власти была коммуникация с обществом. Во всем мире, в европейском регионе в частности, хорошо усвоили уроки прошлого, и все серьезные реформы упреждают основательной работой с обществом по разъяснению выгод и рисков предстоящих изменений. Наши предшественники не слишком об этом заботились и получили известный результат — реформа здравоохранения стала едва ли не самой эффективной мишенью для оппонентов власти. Хотя следует признать: многие новации были совершенно правильными, и мы будем их далее совершенствовать. Это касается структуры медицинской помощи, методов финансирования, оплаты труда и других моментов.
Разве кому-то хочется болеть и лечиться? Для человека и для государства выгоднее предотвратить заболевание, обнаружить его на ранней стадии и полностью излечить. Это обеспечивает, прежде всего, первичная медицинская помощь и особенно — семейная медицина. Ее усилия направлены не на отдельную болезнь, а на человека и микросоциум в целом, на семью — среду, где формируются стереотипы здоровья. Но такого врача нужно готовить, начиная с вуза. Необходимо уделять больше внимания практике, такого врача следует снабдить всем необходимым и мотивировать к эффективной работе. Иначе мы получаем фикцию, одно пустое название. Люди это прекрасно видят и правильно критикуют подобные реформы. На создание эффективной первичной базы для таких изменений уйдут годы. Она не появится в один момент, это путь, по которому предстоит пройти, постепенно наращивая изменения.
О необходимости реформирования говорит и новый глава Гослекслужбы Михаил ПАСЕЧНИК:
— Альтернативы адаптации европейского законодательства нет. Фармотрасль в этом плане является ведущей, поскольку еще в 90-х гг. был взят курс на европейскую интеграцию, внедрение европейских стандартов производства, дистрибуции, лабораторной практики и т.д. Опыт показал, что это правильный путь, чтобы в будущем иметь возможности выхода на европейский рынок. Сейчас развитие фармотрасли во многом зависит от того, по какому пути пойдет развитие нашего здравоохранения, поскольку мы не ведущие здесь, а ведомые. Внедрение страховой медицины способно сегодня стать стимулом дальнейшего развития отечественной фармации. Следует возродить практику выписывания рецептов, утвердить стандарты лечения больных, что поможет фармкомпаниям формировать свои "продуктовые портфели". Также требуется серьезная программа защиты отечественного производителя. Фармотрасли нужны четкие сигналы, что сейчас необходимо здравоохранению, и она незамедлительно на эти сигналы отреагирует.
Если говорить о фармотрасли, то она сегодня, по словам генерального директора компании "Фармак" Фили ЖЕБРОВСКОЙ, готова для сотрудничества с европейскими партнерами, поскольку уже давно ориентирована на работу по лучшим европейским стандартам.
— Однако без четкого взаимодействия с системой отечественного здравоохранения фармотрасль не может существовать, — говорит Ф.Жебровская. — Казалось бы, главная задача правительства — немедленно приступить к системным реформам в отрасли, которые уже через пару лет позволят качественно изменить систему оказания медицинской помощи населению, в том числе и в обеспечении качественными и доступными лекарствами. Однако правительство не может само реформировать систему здравоохранения. Оно может стать инициатором, но должна быть команда, настроенная на эти реформы. И это не только в аппарате Минздрава, но и в управлении здравоохранения каждой области, каждого района. Необходимо собрать специалистов, которые проанализировали бы различные модели здравоохранения и предложили правительству наиболее подходящую к нашим реалиям.
Но что мы видим сейчас? Некоторые чиновники развернули самую настоящую войну за место, мешают нормальной работе ведомства. Это тем более вызывает непонимание со стороны рынка, учитывая сложную политическую ситуацию, в которой оказалась наша страна.
Проблема не в том, что министр у нас плохой или хороший, а в том, что у него нет слаженной команды единомышленников, и что за последние 20 лет у нас так и не появилась стратегия реформирования медицины. Тендеры — наглядный тому пример. Они никогда не будут всем казаться справедливыми, поскольку выигрывает только кто-то один. Прописаны ли у нас понятные и прозрачные правила проведения тендеров? Нет. Выставили препараты на тендер, кому-то что-то не понравилось — он подал жалобу и заблокировал тендер. Что может сделать министр?
Нам сегодня необходимо, по сути, заново строить систему государственного обеспечения лекарствами. И в этом мы в большой степени зависим от изменений, которые должны произойти в отечественной медицине. Для прозрачного проведения тендеров необходимо, чтобы в стране заработала страховая медицина, чтобы были приняты стандарты лечения, введены референтные цены, выше которых государство не имеет права закупать любые медикаменты. Возьмем, к примеру, аналоги инсулинов. Сегодня один и тот же препарат в Польше продается, в среднем, на 80% дешевле, чем в Украине. И это не вина министерства, что закупаются препараты с завышением цены. Грамотно выстроенная система, с четкими и понятными правилами, заставит фармкомпании, дистрибьюторов работать по тем ценам, которые готово платить государство, а не по тем, которые они сами выставляют. А вот что и по какой цене государство готово закупать, зависит от стратегии развития всей отрасли, от видения того, какая медицина нам нужна в будущем.
Притом стандарты лечения — на самом деле, они есть — позволят фармпредприятиям и поставщикам планировать: какие препараты будут необходимы, в каком количестве, какие бюджеты будут выделены на их закупку. Сегодня средствами, выделяемыми на программу "Сахарный диабет", мы могли бы перекрыть и потребности в сахароснижающих препаратах для больных диабетом второго типа. Но у нас до сих пор тендеры по инсулинам не проведены. И это уже зависит от каждой области, где компании действуют по той же схеме: кому-то не понравилось распределение, подается жалоба — и тендер останавливается.
Считаю, что систему тендеров необходимо менять коренным образом. Возможно, стоит при профильном вице-премьере создать экономический комитет, который займется торгами — будет устанавливать референтные цены (ведь на самом деле это должен делать не сам производитель, как у нас происходит сегодня, а уполномоченный орган), определять процедуру проведения торгов, проводить закупки на основе стандартов лечения, заниматься компенсациями аптекам и больницам за медикаменты. А Минздрав должен отвечать за политику, определять потребности в закупке тех или иных медикаментов или оборудования. Как, к примеру, в Польше. Там министр определяет политику, а ценами занимается целый экономический блок — они устанавливают аптекам референтные цены, по которым не только могут закупать страховые компании, где государство тоже участвует в компенсации, но и чтобы можно было продавать в аптеках, чтобы страховые компании могли компенсировать. Если мы сегодня начнем эту систему строить, то где-то к
2017-му она начнет работать.
И еще одно. За все время моей работы я ни разу не слышала реальных предложений о поддержке национального производителя. Чтобы не возникало ненужных вопросов, достаточно установить единые требования к препаратам и закупать их по объективным показателям. На пилотном проекте по гипертензии все были шокированы — взяли обычные препараты различных заводов и стали реализовывать их по рецептам с частичной компенсацией. И люди начали лечиться, поскольку для них появились доступные лекарства. Каждый препарат, выписываемый по программе, действовал. Понятно, что инновационные препараты мы будем продолжать закупать, но генерические вполне можем приобретать в нашей стране у наших производителей — как минимум для тендерных закупок.
Словом, сегодня необходимо разработать и внедрить такую систему, которая не зависела бы от политических "ветров", от личности того или иного министра или руководителя департамента. Я готова делиться своими знаниями и опытом.
Сходной точки зрения придерживается и коммерческий директор Борщаговского химфармзавода Евгений СОВА:
— Я категорически не согласен с тем, что министр должен заниматься тендерами — это работа соответствующего специалиста. Тендерная система у нас несовершенна. Считаю, что сегодня в Украине необходимо сделать несколько шагов, не требующих каких-то дополнительных затрат. Во-первых, обеспечить прозрачность. Какой бы тендер ни прошел в стране за бюджетные средства (в Минздраве или на местах, где тратится их львиная доля), его результаты должны быть опубликованы: куплено столько-то, по такой-то цене, на такую-то сумму. Государственной отчетности по использованию государственных средств нет.
Второй момент — следует убрать из Минздрава тендеры вообще. Минздрав должен обеспечивать два информационных момента: какой препарат купить, и сколько его нужно — в соответствии со статистическими данными и стандартами лечения. В последние включают не самые последние или модные препараты, но, как правило, высокоэффективные, которые подходят под закупки за бюджет или страховые средства по реинбурсации, с оптимальным соотношением "цена —качество". Такие препараты обеспечивают эффективную базовую терапию приблизительно 70–80% больных.
Следующее — референтные цены. Сегодня у нас есть регистрация цены. Все производители, препараты которых зарегистрированы, обязаны зарегистрировать цену в Минздраве, и главный врач больницы не может купить препарат дороже зарегистрированной цены. Но что происходит на самом деле? Есть три ведущих производителя одного из наиболее популярных антибиотиков. Средняя наша цена, поскольку мы конкурируем, — 6–7 грн за флакон. Но есть импортный препарат, ничем не отличающийся от нашего, — 16 грн за флакон. Качество, эффективность — практически идентичны. И главный врач больницы не нарушает ни один закон Украины, если закупает препарат за 16 грн. Вот здесь и возникает вопрос так называемых референтных цен. Т.е. государство говорит главврачу: ты можешь потратить бюджетные средства на закупку данного препарата любой компании, работающей в Украине, но не дороже, чем 8 грн. И тот иностранец либо откажется продавать по 8 грн, либо, скорее всего, учитывая, что себестоимость препарата одинаковая, согласится.
Недавно мы принимали участие в тендерах в Беларуси. Они проходят полностью в электронном виде, и я просто послал свою документацию на их тендер. Мы выиграли три позиции, абсолютно никого не зная в их тендерном комитете. Система работает автоматически. Точно так же мы выигрываем электронные торги в Латвии.
В большинстве случаев можно вообще отказаться от тендеров. Не так давно Минздрав провел первый "безоткатный" и безкоррупционный проект — пилотный проект по гипертонической болезни, когда государство потратило 200 млн грн, а чиновник не получил ни копейки. Человек приходит в аптеку с рецептом, берет наши лекарства, которые стоят 50 грн, но платит за них 10. Рецепт остается, а оставшуюся сумму аптека получает от государства. В цене нет зазора: аптека берет у дистрибьютора, дистрибьютор — у нас. Теперь представьте, что то же самое происходит со всей онкологией. Человек не ждет тендера, тендера вообще нет, есть лекарство, которое дистрибьютор заказал у компании-производителя в обычном режиме. Этот человек приходит с рецептом на препарат, предположим, стоимостью в 1 тыс. грн и покупает его за 20 грн — оставшуюся сумму компенсирует государство. Все, "отката" нет. Единственное условие — введение референтных цен.

Вернуться в «Государственное регулирование»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость