Мы вернем российский рынок отечественным фармкомпаниям

Russian Federation
News
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 10 июн 2014 20:49

Мы вернем российский рынок отечественным фармкомпаниям

Сообщение News » 19 окт 2014 00:18

Мы вернем российский рынок отечественным фармкомпаниям

Признавая, что фармацевтический рынок России сформирован иностранными производителями, Дмитрий Морозов, генеральный директор компании Biocad, полагает, что настало время, когда новая русская фарма готова взять свою долю на национальном лекарственном рынке.
Что или кого вы называете новой русской фармой?
— Да, сейчас существует такое понятие, как новая русская фарма. Это компании «Р-Фарм», «Фармстандарт», «Генериум», «Герофарм», «Фармсинтез», «Сотекс», «Химрар», Biocad. Заработанные деньги они вкладывают в новые отечественные разработки и развитие своих сотрудников. Эти компании создают принципиально новые препараты.
У меня ощущение, что вы категорично настроены на противодействие зарубежным фармкомпаниям, работающим в России?
— Я против того, чтобы к российскому рынку относились как к туземному, где иностранцы просто собирают деньги и увозят домой. И нам постоянно угрожают, что зарубежные компании уйдут из России, если государство не будет платить столько, сколько они требуют за свои препараты. Но сейчас ситуация изменилась — во всем мире изменилась, не только у нас. Мир стал беднее.
Вы полагаете, что об этом свидетельствует увеличение доли дженериков в мире?
— Национальные системы здравоохранения не выдерживают аппетитов бигфармы (так принято называть около 50 крупнейших западных фармкомпаний, на которых приходится подавляющая часть мирового фармрынка, общий объем которого насчитывает около $1 трлн; причем на Топ-10 приходится треть рынка.— «Ъ»). Потому что бигфарма, это мое личное мнение, закостенела в своих методах ведения работы. Ожесточенно пытаясь защитить свои рынки, бигфарма подняла планку входа для всех настолько, что даже тот условный договор, который когда-то существовал между ней и национальными правительствами, перестал действовать, а именно: такую стоимость терапии не выдерживают даже страны с развитой экономикой.
Когда крупные международные фармацевтические компании входили на рынок СССР, был безумный голод на препараты. И государство решало только один вопрос. Любыми способами обеспечить население лекарственными средствами. Но с тех пор ситуация очень сильно изменилась. В России выросла новая фарма, мы стали другими, но почему-то транснациональные фармкомпании до сих пор считают, что мы не меняемся и страна не меняется. И нам продолжают рассказывать, что только западные компании способны делать продукты для фармацевтического рынка. Этот миф создавался годами, десятилетиями, он работает на уровне потребителей, транслируется на профессиональное медицинское сообщество, чиновников от здравоохранения. И поэтому, когда вы делаете высококлассные биофармацевтические продукты, но являетесь российской компанией, то вам не верят. Заранее не верят. Весь опыт нашей компании — это разрушение мифов, которые зарубежные фармацевтические компании навязывали долгими годами, десятками лет, чтобы застолбить свое место на российском рынке.
Вы хотите вытеснить с российского рынка западные аналоги?
— Этого хочу не только я. Это простые и очевидные правила игры. Мы вернем российский рынок отечественным фармкомпаниям. По нашим оценкам, это миллиарды долларов. Думаю, что наши западные коллеги не расстроятся. Потому что все развивается своим чередом, идет так, как и должно быть. Закончился патент — дай дорогу другим. На то он и рынок.
Когда мы говорим о вопросах локализации, то должны четко понимать, что под ней подразумевается. Локализация может быть всего лишь попыткой сохранить статус-кво, желанием закрепить долю на рынке. Это называется «рынок в обмен на инвестиции». Но де-факто существует и второй этап. Он называется «рынок в обмен на знания». Именно это сейчас делают китайцы. Те процессы локализации, которые существуют сегодня в России, больше первичная упаковка — о знаниях речь не идет. Получается, вам дают одну тысячную добавленной стоимости и говорят: радуйся, потому что мы тебя научили упаковывать в коробочки или разливать субстанции. А чему новому они нас могут научить, когда пытаются внедрить в России технологии со своих зарубежных заводов, многие из которых построены 30 лет назад? У них все хорошо в Швейцарии. А мне надо своих ученых поддерживать и развивать, а не тех, которые сидят в Сан-Франциско или Берне. Хочу, чтобы наши студенты работали на современных приборах. Я получаю огромное удовольствие от того, что у меня классные лаборатории, что у меня счастливая молодежь. И поэтому Biocad закономерно претендует на долю родного отечественного рынка. Я же не говорю, что приду в Цюрих и начну завоевывать их рынок. Сейчас. Но когда-то настанет время и для этого. Ведь западные компании приходят и собирают здесь колоссальные прибыли, чтобы содержать своих ученых. Я говорю: давайте мы возьмем эти деньги, которые россияне тратят на ваши лекарства, и будем вкладывать их в развитие наших людей, чтобы Россия становилась сильнее. Чтобы нам не просить у государства дотации. А просто зарабатывать с рынка. Чтобы у нас было самое современное оборудование, чтобы интересно было идти работать в наши компании. И мы хотим зарабатывать на нашем российском рынке.
Курс лечения швейцарским препаратом ритуксимаба стоит 600 тыс. руб. десять флаконов. А цена вашего препарата будет всего на 30% меньше — 400 тыс. руб. Все равно дорого. 400 тыс.— неподъемно.
— Ответ простой: покупку этого препарата финансирует государство. Как и множество других лекарственных средств, которые приобретаются по программе «семь высокозатратных нозологий». В объемах государства это очень большая экономия. Только в онкологии переход с оригинальных препаратов на биоаналоги трастузумаба, ритуксимаба и бевацизумаба сэкономит бюджету России за 2014-2020 годы более 68,2 млрд руб. Назовите хоть одну страну мира, где пациенты самостоятельно оплачивают высокотехнологичную медицинскую помощь?
Правильно, пациенты нигде не платят: в западных странах за них это делают страховые компании, а у нас — государство.
Сегодня в России огромная нехватка высокотехнологичных биологических препаратов. Если мы работаем в рамках ограниченности ресурсов, давайте за счет снижения стоимости препаратов, но при сохранении их высокого качества вылечим большее количество людей. Тогда мы сможем помочь, например, не 100 пациентам, а 150. Аналогичную программу мы сейчас реализуем в Санкт-Петербурге. Досконально разбираемся вместе с комитетом по здравоохранению северной столицы в химиотерапии рака груди. Сотрудничаем очень плотно. Пытаемся ввести четко регламентированные стандарты для терапии рака молочной железы на уровне лечебного учреждения города. Со своей стороны мы, как производители, уже создали необходимые высокотехнологичные препараты. У нас есть герцептин, который Biocad скоро запускает в производство. Совместно с руководством Санкт-Петербурга мы запускаем пилотный проект. Существует большая проблема — рак молочной железы. И бороться с ней нужно сообща. Вместе с онкологами Санкт-Петербурга мы разбираем новые схемы лечения ракового заболевания. Будем делать очень большие скидки на терапию, причем именно на курс, а не отдельный флакон. Ведь вылечиться можно, только пройдя полный курс. Сейчас городской комитет по здравоохранению оценивает, сколько требуется бюджетных средств на одну пациентку, чтобы она полностью прошла курс. Это один из ключевых вопросов. Компания Biocad активно содействует в расчетах по данной проблеме. Курсы нашей химиотерапии будут стоить городу гораздо дешевле, чем при покупке необходимого препарата в рыночных условиях. Это поможет спасти намного больше жизней. Пациенткам с раком молочной железы не придется долгие месяцы простаивать в очередях на дорогостоящее лекарство, в Санкт-Петербурге они его будут получать своевременно.
Вы свою компанию позиционируете как питерскую.
— Мы в Санкт-Петербурге имеем очень хорошее подрастающее поколение. Средний возраст сотрудника компании Biocad 28 лет. Молодые выпускники университетов творят, им интересно. Мы создали своеобразный фармацевтический инкубатор. В Biocad растят звезд. А звезды делают звездные продукты. В Санкт-Петербурге для этого есть все необходимые условия.
Я в вашем портфеле насчитал 19 препаратов. Из них 14 — для лечения рака. Почему онкология?
— Деньги здесь играют третичную роль. Просто бороться с неизлечимыми заболеваниями гораздо интереснее. Интересно именно решать задачи, которые другие считают неразрешимыми. Когда мы первыми в стране сделали колонестимулирующий фактор, который получается биотехнологическим способом и до этого выпускался только в США и Швейцарии, никто не поверил, что нам это удалось. Наш онкопортфель на сегодняшний день один из лучших в стране. Наши препараты очень качественные.
Но пока те препараты, которые вы создаете,— это не оригинальные лекарственные средства. То есть не вы их изобрели.
— Есть простое объяснение. У нас бизнес построен на знаниях.
Какая доля рынка сейчас у вас?
— Из тех продуктов, которые есть в нашем портфеле, наше присутствие во всех лечебных учреждениях не менее 30%.
30% — много!
— Сегодня Biocad — это системообразующая компания не только в российской онкологии, мы также выпускает качественные лекарственные средства и субстанции по направлениям: гинекология, урология, гематология, аутоиммунные и инфекционные заболевания.

News
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 10 июн 2014 20:49

Re: Мы вернем российский рынок отечественным фармкомпаниям

Сообщение News » 19 ноя 2014 20:21

Власть фармы
Фармацевтический рынок в России ближайшие пять лет будет расти за счет локализации производства и во многом благодаря государственной поддержке и защите российских фармацевтических компаний, следует из опроса, проведенного компанией EY.
Новый масштабный обзор EY "Исследование медико-биологической отрасли и системы здравоохранения в России за 2013-2014 годы" составлен на основе опроса иностранных (56%) и российских (44%) компаний--производителей лекарств и медицинских изделий, представителей медицинских учреждений. Опрос был проведен в апреле--мае текущего года, до введения санкций против РФ.
В нынешнем году, как и в предыдущем аналогичном опросе, который проводился в 2012 году, бизнес указал, что главным направлением развития фармрынка на ближайшие пять лет будет локализация производства лекарств. Однако за два года доля респондентов, считающих, что госполитика будет стимулировать зарубежных производителей к созданию производственных предприятий в России, снизилась на 20% — с 88% в 2012 году до 68% в 2014-м. "Возможно, снижение данного показателя отражает некоторый скептицизм зарубежных фармпроизводителей в отношении мер господдержки иностранных компаний, принявших решение о локализации в России",— комментируют в EY.
Акценты господдержки сейчас сместились в сторону отечественных производителей, следует из обзора. Так, в разы — с 6% в 2012 году до 45% в 2014 году — выросло число тех компаний, которые полагают, что проводимая госполитика способствует росту рынка российских производителей. Возможно, комментируют аналитики EY, возросшая популярность этого сценария связана с тем, что зарубежные производители, уже локализовавшие производство в России или находящиеся в процессе локализации, рассматривают себя в качестве российских производителей и избрали этот путь развития российского рынка в качестве приоритетного. На сегодняшний день, уточняют в EY, все крупные фармпроизводители уже имеют некоторую долю локализации на российском рынке либо в виде собственного производства, либо в виде контрактного производства.
Что же касается роста рынка за счет приобретения зарубежными производителями российских фармкомпаний, то этот тезис уже не выглядит для бизнеса перспективным — число тех, кто считает, что именно покупка российских предприятий будет движущей силой развития рынка, за два года снизилось с 18% до 6%.
Полный цикл причин
Фармбизнес по-прежнему считает Россию привлекательной с инвестиционной точки зрения. Так, согласно опросу, большая часть фармкомпаний готовы инвестировать и размещать производство лекарств на территории РФ: 52% компаний рассматривают возможность производства полного цикла, еще 23% заявили о том, что рассматривают размещение контрактного производства. Четверть опрошенных сообщили, что не заинтересованы в развитии производства в России. Среди причин разместить производство в России большинство — 42% респондентов — назвали экономические, а именно сокращение издержек, повышение доходности лекарственного препарата.
Для 40% причины для размещения производства регуляторные, а именно получение преференций в рамках программ лекарственного обеспечения, возможность регистрации препарата в качестве российского препарата. Еще 18% среди причин назвали инициативу правительства о перемещении фармпроизводства на территорию РФ.
В качестве основных мер поддержки со стороны государства большинство респондентов хотели бы видеть гарантированные долгосрочные контракты на закупку лекарств, произведенных в России, а также временное освобождение от уплаты налогов и налоговые субсидии. Фармбизнесу помогли бы господдержка в виде налоговых льгот и пересмотр госрегулирования в отношении охраны прав интеллектуальной собственности.
Проблемная госрегистрация
Несмотря на то что год назад была несколько усовершенствована процедура регистрации лекарств, как и в 2012 году, большинство респондентов относят ее, а также процедуру регистрации предельных отпускных цен на лекарства из списка ЖНВЛП к наиболее проблемным аспектам действующего закона. При этом больше всего бизнес волнует регистрация цен на препараты из списка ЖНВЛП: если в 2012 году на это болевое место указал 31% респондентов, то в 2014 году — уже 78%. Доля респондентов, отмечающих фактор госрегистрации лекарств, снизилась с 85% в 2012 году до 56% в 2014 году.
Процедура регистрации по-прежнему, по мнению бизнеса, занимает много времени, требуя основательной подготовки и предоставления значительного объема информации. А методика установления производителями предельных отпускных цен на лекарственные препараты из перечня ЖНВЛП от 2010 года устарела. Аналитики EY поясняют: действующая методика ценообразования должна быть изменена с целью решения оперативных задач, таких как вымывание дешевого ассортимента, полиморфизм и непрозрачность определения предельных отпускных цен.
Также в EY отмечают, что механизм ценообразования на ЖНВЛП правительство просто обязано пересмотреть, поскольку новая методика ценообразования должна обеспечить переход к системе лекарственного обеспечения граждан, заложенной в Стратегии лекарственного обеспечения населения РФ до 2025 года (утверждена в феврале 2013 года). Отметим, что власти рассматривают разные концепции ценообразования, в том числе референтного.
Впрочем, справедливости ради надо сказать, что сама стратегия не очень вдохновляет бизнес. В ней нет данных относительно объема покрытия лекарственного обеспечения и сроков введения стратегии на всей территории РФ. И откровенно говоря, судя по опросу, компании слабо верят в то, что система лекарственного обеспечения скоро заработает. По мнению 67% опрошенных фармпроизводителей, ее внедрение на всей территории РФ может произойти только в долгосрочной перспективе — не ранее чем через пять лет.
Фармкомпании недовольны, как и два года, назад не только слишком жесткими правилами регистрации, но и правилами обращения лекарств, в том числе требованиями по клиническим исследованиям, и производства. Бизнесу, согласно опросу, не нравится политика сдерживания роста цен со стороны государства. В качестве барьеров на пути успешного развития бизнеса респонденты отмечают усиление конкуренции и ухудшение общих экономических условий.
Участники рынка единодушны: назрела необходимость в изменении законодательства, регулирующего порядок обращения лекарственных средств, в том числе системы регистрации препаратов и порядка госрегулирования ценообразования на них. Отметим, что сейчас в Госдуме и профильных министерствах как раз обсуждаются поправки в закон "Об обращении лекарственных средств" и новая методика ценообразования. Одна из самых главных инициатив — введение понятия взаимозаменяемого лекарственного препарата. По мнению подавляющего большинства компаний (76%), появление нового термина в законе приведет к увеличению доли воспроизведенных лекарственных средств в госсегменте. Четверть опрошенных опасается, что доступность качественных и безопасных лекарств для населения снизится.
Отраслевые перспективы
Российская система здравоохранения переживает нелегкие времена, связанные с активно проходящей реформой, а также с осложнившейся политико-экономической ситуацией в целом, что влияет на объем финансирования всех сфер жизнедеятельности страны, в том числе здравоохранения, отмечают в EY. Непростая ситуация сейчас и на российском фармрынке, однако компании не собираются отказываться от своих планов развития.
Новые экономические реалии заставили игроков рынка сфокусировать внимание на повышении эффективности бизнеса, в первую очередь на оптимизации процесса продаж, на запуске программ сокращения расходов. Фармацевтические компании, как показал обзор, готовы инвестировать в оценку и повышение результативности своих маркетинговых инструментов, в улучшение планирования и автоматизацию бизнеса.
Кроме того, на фоне истечения сроков патентной защиты на ряд препаратов-бестселлеров все более актуальным для компаний становится вопрос разработки и оптимизации продуктовой стратегии, указывают в EY. Так, наиболее перспективными респонденты считают препараты в области лечения респираторных и эндокринных заболеваний, а также онкологии.
Анализируя динамику фармрынка начиная с 2011 года, авторы обзора подчеркивают, что рынок предыдущие два года демонстрировал двухзначный рост. В этом году фармкомпании не теряют оптимизма, несмотря на непростое начало года и снижение темпов роста рынка до 7,5% в рублевом выражении. Так, более двух третей компаний запланировали рост на уровне 10% или более в 2014 году. Бизнес отмечает, что на состояние рынка может повлиять ухудшение общеэкономических показателей и прекращение действия патентов на ряд препаратов-бестселлеров. Впрочем, как позывает октябрьский блиц-опрос, 70% опрошенных компаний считают, что текущая политико-экономическая ситуация, а также введение санкций никак не повлияли на их бизнес. Только 17% увидели для себя риски и намерены сокращать инвестиционные программы.
Среди основных проблем, с которыми столкнутся производители лекарств в будущем, согласно результатам опроса, станут чрезмерно строгое регулирования ценообразования на лекарства из перечня ЖНВЛП, ухудшение макроэкономических показателей и ужесточение конкуренции из-за замедления темпов роста рынка и увеличения доли дженериков.
Дарья Николаева


Вернуться в «Российская Федерация»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя