К вопросу о переходе на стандарты GMP

Russian Federation
News
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 10 июн 2014 20:49

К вопросу о переходе на стандарты GMP

Сообщение News » 10 июн 2014 23:00

К вопросу о переходе на стандарты GMP

С 1 января 2014 г. в России должен был состояться окончательный переход на производство лекарственных средств в соответствии со стандартами GMP. Однако реально он только начался, в то время как для достижения амбициозных планов развития фармацевтической промышленности внедрение стандартов GMP является необходимой предпосылкой.
Отсрочки
В конце 2013 г., когда в соответствии с 61-ФЗ переход отечественной фармацевтической промышленности на стандарты GMP должен был завершиться в полном объеме, реально он только начался. Приказ Минпромторга России №916 от 14.06.2013, утвердивший Правила организации производства и контроля качества лекарственных средств (в основу положены правила GMP Евросоюза по состоянию на 1 января 2013 г.), вступил в силу только 19 ноября. В связи с задержкой принятия этих правил в сентябре комитет Госдумы по охране здоровья предложил перенести срок перехода на стандарты GMP на начало 2015 г. В тот момент Минпромторг, в полномочия которого входит лицензирование производства ЛС, выступил категорически против этого предложения. Однако реально реформа не была подготовлена, и фактически в декабре 2013 г. были сделаны только первые шаги.
В конце года Минпромторг обнародовал проект приказа об утверждении административного регламента по предоставлению государственной услуги по выдаче заключений о соответствии фармацевтических производителей Правилам организации производства и контроля качества лекарственных средств. Полномочия по предоставлению этой услуги проектом регламента передавались департаменту развития фармацевтической и медицинской промышленности министерства. Однако сам департамент был создан только в январе 2014 г. В его состав вошел отдел лицензирования производства ЛС, наделенный функциями инспектората. Непосредственно же инспектирование предприятий на соответствие правилам, как следует из проекта регламента, возложено на ФБУ «Государственный институт кровезаменителей и медицинских препаратов» (ГИКМП), находящееся в подчинении Минпромторга.
В декабре 2013 г. был также обнародован подготовленный министерством проект постановления правительства, уточняющий этапы перехода на GMP, включая сроки аттестации уполномоченных лиц. В принципе, принятие такого подзаконного акта предусмотрено 61-ФЗ. Однако законом предполагается, что эти этапы должны предшествовать дате окончательного перехода, а не относится к более позднему периоду.
В проекте постановления правительства значится, что соответствие требованию наличия документально оформленных результатов валидации должно быть достигнуто не позже 1 июля 2015 г., подтверждения аттестации уполномоченных лиц -- не позже 1 января 2015 г. Для целого ряда производств проектом предусмотрен особый график перехода на GMP. В части соответствия требованиям к производственной зоне при производстве радиофармацевтических препаратов, препаратов крови, медицинских газов срок устанавливается до 1 января 2015 г., при производстве аллергенов, аллергоидов, анатоксинов, вакцин, гамма-глобулинов, иммуноглобулинов, сывороток, токсинов, а также фармацевтических субстанций -- до 1 января 2016 г.
Отсрочка перехода на GMP для производителей иммунобиологической продукции, радиофармацевтических препаратов, препаратов, полученных из крови человека, выглядит вполне закономерной. С одной стороны, это определяется спецификой и сложностью технологического процесса этих производств, с другой -- тем, что большинство из них находится в государственной собственности (например, НПО «Микроген»), выпускает жизненно важные препараты, используемые в системе государственного здравоохранения, имеет значительные рычаги для лоббирования. Все эти производственные мощности представляют собой наследие советского периода, что, очевидно, ставит под вопрос экономическую эффективность их модернизации.
В полной мере это относится также и к большинству ныне действующих производств фармацевтических субстанций, уцелевших с советских времен, которые также получают отсрочку. Интерес к этому сектору промышленности был проявлен со стороны государства только в последние годы в связи с реализацией стратегии развития отрасли и стремлением обеспечить локализацию полного цикла производства хотя бы части жизненно важных препаратов.
«Дорожная карта»
В январе 2014 г. министр промышленности и торговли Денис Мантуров публично заявил, что никаких сбоев в производстве и поставке лекарств на российском рынке в связи с обязательным условием соблюдения при их производстве стандартов GMP не ожидается. Он объяснил это тем, что 80% уже сейчас поступающих на российский рынок лекарств произведены в соответствии с этими требованиями. Все, кто хотел перейти на GMP, по мнению министра, имели для этого достаточно времени (со времени принятия 61-ФЗ в 2010 г.), и те предприятия, которые надеялись, что решение в очередной раз будет отложено, будут закрыты.
В то же время, как сообщалось в прессе [1], примерно в те же дни на заседании рабочей группы Минпромторгом в контексте обсуждаемого постановления правительства были сформулированы положения, которые в конечном итоге свидетельствовали о переносе сроков окончательного перехода на GMP для всей отрасли, а не только для отдельных предприятий. ФАС выступила с критикой предложений Минпромторга, которые не только по сути, но и по форме противоречат 61-ФЗ. Логичными выглядят заявления о необходимости внесения изменений в 61-ФЗ, позволяющие легитимизировать положения, которые в конечном итоге будут фигурировать в постановлении правительства.
Обсуждение проекта регламента и постановления правительства продолжалось в течение января -- февраля 2014 г., но так не было завершено. Состояние дел с введением GMP вызвало резкую критику со стороны ведущих отраслевых компаний. Гендиректор АРФП Виктор Дмитриев согласился с министром промышленности и торговли, что времени, для того чтобы подготовиться, было достаточно -- но не только у производителей, а и у регуляторов.
По прошествии двух месяцев после того, как вступила в силу законодательная норма об обязательности GMP, фактически еще не был создан инспекторат и из всего массива необходимых нормативных документов действовали только сами правила, а также порядок аттестации уполномоченных лиц . В конце января прошла первая аттестация уполномоченных, которая, однако, никак не удовлетворила представителей отрасли. Основная проблема, как следует из полученных комментариев, состоит в том, что в соответствии с утвержденными норами к аттестации допускаются только те специалисты, которые имеют высшее фармацевтическое, медицинское, биологическое или химическое образование. В то же время реально на российских фармацевтических предприятиях функции уполномоченных лиц выполняют специалисты с инженерным образованием.
Помимо кадровой проблемы непонятным остается, в какие сроки производители смогут получить заключения о соответствии. В настоящее время лицензию на производство фармацевтической продукции в России имеет 500--600 компаний, и притом что ресурсы созданного инспектората ограниченные, реально проверки в течение 2014 г. могут быть проведены только максимум у одной трети из них. Помимо этого, возникает законный вопрос, что делать с продукцией, поставляемой на российский рынок из-за рубежа. В законодательстве эти вопросы в настоящее время вообще никак не прописаны. ФАС внесены предложения, в соответствии с которыми иностранные производители, распространяющие свою продукцию на территории РФ, должны представлять сертификат соответствия GMP, выданный инспекторатами PIC/S. Однако у иностранных производителей должны оставаться возможности пройти проверку у российского инспектората, который к этой работе в настоящее время никак не готов. В любом случае все эти вопросы не могут быть решены в одночасье, а требуют хорошо продуманной, поэтапной, кропотливой работы.
Несвоевременность и несогласованность действий регуляторов, а также кризисная ситуация, сложившаяся в связи с невозможностью оформить паспорта лекарственных препаратов (CPP), необходимых для экспортных операций, привели к тому, что руководство АРФП обратилось с инициативами по выходу из кризиса к вице-премьеру Аркадию Дворковичу. Одно из предложений ассоциации состояло в том, чтобы сосредоточить все функции контроля за фармацевтическим производством в руках одного ведомства (сейчас они распределены в основном между Минпромторгом, Росздравнадзором и Минздравом). Наиболее логичным, по мнению АРФП, видится то, чтобы наделить всеми необходимыми полномочиями Росздравнадзор, поскольку именно это ведомство руководит государственной системой контроля качества и в его подчинении находятся контрольные лаборатории федерального значения.
Кризисная ситуация с GMP очевидным образом показала, что самостоятельно без участия отраслевых ассоциаций и компаний-производителей решить вопросы такой сложной «настройки», как переход на GMP, малоопытным в этом деле регуляторам просто невозможно. Неслучайно на пике недовольства действиями профильного министерства АРФП взяла на себя инициативу по созданию рабочей группы для выработки «дорожной карты» по завершению перехода отрасли на стандарты GMP. 18 февраля состоялось первое заседание рабочей группы, в состав которой вошли отраслевые ассоциации и представители федеральных органов власти, участвующих в регулировании фармацевтического рынка. Рабочая группа объявила о своей открытости для всех заинтересованных лиц. Участники встречи определили пять тематических блоков, по которым предполагается вести дальнейшую работу: инспектирование на соответствие стандартам GMP, подготовка и деятельность уполномоченных лиц и инспекторов, регистрация лекарств в новых условиях, импорт и бюджетные программы по лекарственному обеспечению граждан.
Представляется, что регуляторам для того, чтобы выйти из непростой ситуации, в дальнейшем придется более внимательно относиться к оценкам и предложениям экспертов и учитывать интересы различных групп представителей отрасли. В частности, достаточно сложно будет проигнорировать результаты деятельности созданной АРФП рабочей группы.
Уроки Украины
Оценивая тот путь, который необходимо пройти для того, чтобы внедрить GMP на национальном уровне, полезно обратиться к опыту Украины [2, 3]. Стандарты GMP этой страны, впервые изданные в 2011 г., гармонизированы с GMP ЕС и регулярно обновляются. В системе Государственной службы Украины по лекарственным средствам с 2003 г. действует инспекторат, система качества которого построена в соответствии с PIC(S). С начала 2011 г. инспекция Украины присоединилась к PIC(S) и в одностороннем порядке признала сертификаты GMP, выдаваемые действительными членами этой организации. С 2009 г. соблюдение GMP введено в качестве обязательного требования в лицензионные условия по производству лекарственных препаратов на территории страны. В 2012 г. требование подтверждения условий производства в соответствии с GMP внесено также в процедуру регистрации лекарств. С середины февраля 2013 г. ввоз в страну стал возможен только той продукции, которая произведена в соответствии с GMP.
Опыт Украины однозначно говорит о том, что введение GMP в качестве обязательного условия производства приводит к сокращению числа держателей производственных лицензий, однако выбывают из игры небольшие компании, не делающие погоды на рынке в целом. Известно, что число локальных производителей на Украине после введения GMP сократилось примерно на ¼. После распространения требований GMP на импортируемую продукцию число зарубежных компаний сократилось примерно на 40%. Ушли с украинского рынка в основном производители третьих стран . Число представленных аналогичных лекарственных препаратов сократилось, а их качество выросло. Возросли темпы экспорта фармацевтической продукции, хотя заключения украинского инспектората по-прежнему не признаются членами PIC(S). Рынок ЕС для Украины остается закрытым, и перспективы его освоения для украинских компаний могут быть связаны только с интеграционными процессами с ЕС.
По аналогии становится примерно понятно, какие последствия введения GMP ждут российский рынок. Однозначно можно сказать, что цели «санации» рынка, о необходимости которой заявляет Минздрав, будут в значительной степени достигнуты. Прогрессивные локальные производители усилят свои конкурентные позиции на внутреннем рынке, в т. ч. с точки зрения взаимозаменяемости их продукции с препаратами зарубежных компаний. В то же время говорить о том, что введение GMP непосредственно скажется на экспортных возможностях российских фармацевтических производителей, конечно, не приходится. Они будут по-прежнему ассоциироваться с рынками СНГ и развивающихся стран, а также с выходом на европейский рынок через покупку или создание на территории ЕС собственных фармацевтических производств.
Что же касается пресловутых сроков введения GMP, то понятно, что в полном объеме, как того требует 61-ФЗ, это произойдет еще не скоро. Переход на GMP -- это многоступенчатый процесс. Мы видим это и на примере Украины, где между сроком, когда соответствие GMP становится обязательным для получения производственной лицензии, и сроком, когда подтверждение соответствия включается в процедуру регистрации, проходит три года. Создание действительно полноценного инспектората -- это тоже дело не одного дня. Для присоединения к PIC(S) хотя бы в качестве наблюдателя, как выясняется, одного желания недостаточно. Инспекторат Украины прошел долгий и непростой путь, внедрив систему качества, соответствующую требованиям PIC(S), и сам был подвергнут не одной проверке.
В то же время совершенно очевидно, что пришло время наконец-то совершить принципиальные шаги, которые бы позволили реализовать в виде конкурентных преимуществ те инвестиции в GMP, которые были сделаны многими российскими компаниями. Важно также использовать GMP в качестве инструмента, позволяющего повысить статус российской фармацевтической продукции в глазах медицинского сообщества и пациентов. Недоверие к качеству и эффективности отечественных лекарств среди профессионалов сферы здравоохранения очень велико, и преодоление этого препятствия на пути продвижения отечественной продукции нужно решать не только через давление на иностранные компании и создание приоритетных условий для российских производителей, но и через повышение требований к ним.
Наиболее конструктивным решением этой проблемы, как представляется, является введение требования соответствия GMP к той продукции, которая закупается для государственных нужд (с учетом, конечно, уже известных исключений). Представляется, что это требование, с одной стороны, отвечает объективной необходимости поэтапного решения вопроса и может быть реализовано «автономно» по отношению к общему нормативно-правовому полю сферы обращения лекарств, с другой -- обеспечит повышение конкурентоспособности добросовестных российских производителей и, будем надеяться, повысит доверие к их продукции.

Вернуться в «Российская Федерация»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя